Власти отказались от идеи цифровых псевдонимов для коллекторов
22.04.2020 23:09:00

Власти отказались от идеи цифровых псевдонимов для коллекторов

Власти отказались от идеи цифровых псевдонимов для коллекторов
Бизнес предлагал ввести их для защиты взыскателей от должников
Пункт, разрешающий взыскателям не раскрывать свои настоящие имена должникам, исчез из новой версии законопроекта о возврате просроченных долгов. Минюст решил не пересматривать и другие полномочия коллекторов

Власти отказались наделять коллекторов правом общаться с должниками анонимно — пункт о том, что взыскатели смогут представляться в разговорах с клиентами не полными именами, а цифровыми идентификаторами, исчез из доработанной версии поправок в закон «О взыскании». Новый документ размещен Минюстом на федеральном портале нормативных правовых актов.

Идея присваивать представителям кредиторов цифровые псевдонимы была предложена представителями бизнеса, Минюст включил ее в рабочую версию законопроекта, писал РБК. Так коллекторы хотели защитить своих сотрудников от возможной агрессии должников.

Новая версия законопроекта не содержит и других предложений, которые выносились на обсуждение рабочей группы в течение последних семи месяцев — в нее входили представители Минюста, Федеральной службы судебных приставов (ФССП), а также участники рынка. Минюст, в частности, передумал регламентировать использование взыскателями роботов-коллекторов и допускать профессиональных взыскателей к долгам по ЖКХ.

В чем отказали коллекторам

В обновленную версию поправок не вошло понятие «робот-коллектор». Звонки должникам, которые совершаются с помощью автоматизированных систем, хотели приравнять к звонкам от сотрудников, писал РБК. Такие контакты считались бы непосредственным взаимодействием с клиентом, и должники получили бы возможность ограничить частоту звонков от роботов-коллекторов. Сейчас ограничения распространяются на обзвон от лица живых представителей коллекторского агентства или кредитора. По инициативе должника взыскатель может звонить не более одного раза в сутки, двух раз в неделю или восьми раз в месяц.
Минюст не захотел расширять возможности должников по взаимодействию с коллекторами — из новой версии документа исчезли пункты о том, что клиент может отказаться от общения со взыскателями, направив обращение по электронной почте. У должников сохранятся две существующие опции — отправка заявления заказным письмом по почте или передача через нотариуса. В федеральный закон «О взыскании» также может не войти статья об обязательной досудебной процедуре взыскания задолженности. Предполагалось, что кредитор может подать иск в суд о возврате долга только после отказа от должника платить.
Еще одна статья, не вошедшая в новую версию законопроекта, касается взыскания долгов за коммунальные платежи. Участники рынка предлагали включить профессиональных коллекторов в число тех, кто может требовать с граждан задолженность по ЖКХ. В версии документа от 4 февраля уже не было пункта о профессиональных коллекторах. Работу с долгами за коммуналку планировалось разрешить только ресурсоснабжающим компаниям и агентам кредиторов, которые входят с ними в одну группу.
Доработанные поправки теперь не затрагивают вопрос взаимодействия изыскателей с родственниками и знакомыми должников, которые упоминаются в договорах как третьи лица. Предполагалось, что кредиторы или коллекторы смогут связываться с ними при соблюдении двух условий: и заемщик, и третье лицо дали письменное согласие на взаимодействие. Сейчас взыскатели могут контактировать с кем-то помимо клиента, если на это согласен должник, а третьи лица не выразили несогласия.
Что предлагает Минюст

В новой версии документа сохранилась идея о расширении контроля за банками, МФО и другими кредиторами, для которых взыскание долгов с граждан не считается основной деятельностью. Они смогут вести такую работу только после включения в специальный государственный реестр ФССП.

По мнению властей, в реестр взыскателей должны входить юрлица, в чьих учредительных документах указано, что они занимаются возвратом задолженности физлиц. Сейчас под закон «О взыскании» попадают только юрлица, чья деятельность по сбору долгов с граждан считается основной, то есть коллекторские агентства, а не банки или МФО. Изначальная версия поправок предполагала ведение двух реестров: в первом должны были состоять профессиональные коллекторы, а во втором — организации, для которых взыскание служит одним из дополнительных видов деятельности.

Минюст также предлагает признать утратившими силу некоторые пункты закона, которые касаются передачи прав требования по долгу другим юрлицам.

Опубликованная версия законопроекта не окончательная и все еще обсуждается с другими госорганами, утверждает представитель Минюста. Тем не менее документ направлен на рассмотрение в аналитический центр при правительстве, который курирует проведение «регуляторной гильотины» в России. Административная реформа была объявлена в 2019 году экс-премьером Дмитрием Медведевым.

Реакция рынка

Новая версия законопроекта недостаточно подробная, рынок готовит свои комментарии к документу, заявил сопредседатель рабочей группы, президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Эльман Мехтиев. По его словам, Минюст «раз от раза предлагает все более усеченные версии, в которых все меньше и меньше изменений».

«Уже сейчас видно, что текст создает еще больше возможностей для ухода из-под надзора уполномоченного органа. Нас такое положение не может устраивать, так как мы считаем, что только действенный надзор, обеспеченный цельным и непротиворечивым регулированием, может помочь всем нам навести порядок в этой сфере», — поясняет Мехтиев.

Исключение из текста документа многих предложений от участников рынка может привести к тому, что изменения будут лишь техническими, опасается председатель комиссии по финансовой безопасности Торгово-промышленной палаты Иван Рыков. «Без подобных новелл, учитывающих в том числе западный опыт легальной деятельности по взысканию долгов, коллекторская сфера развиваться не будет», — констатирует он.

По мнению эксперта, некоторые инициативы были сняты с повестки из-за социальной остроты. «Полагаю что причиной исключения положений о ЖКХ является негативное отношение к коллекторскому бизнесу как таковому. Ведь предложения об урегулировании порядка взыскания долгов по ЖКХ поступали от самих ресурсоснабжающих организаций, которые в текущем правовом регулировании не видят возможность вести взыскания долгов в рамках правового поля», — говорит Рыков.

Формально законопроект в новой редакции должен позволить осуществлять надзор за любыми юрлицами, в чьих документах есть упоминание о взыскании долгов физических лиц, отмечает директор крупнейшей на микрофинансовом рынке саморегулируемой организации «МиР» Елена Стратьева. Однако она не верит, что так и будет на практике. «Узнать о том, что ведется деятельность, которая не внесена в документы, можно будет после проверки обращения должника в надзор», — подчеркивает эксперт.

Стратьева также не поддерживает исключение из проекта предложений бизнеса, в частности идеи применения цифровых псевдонимов, которая родилась как «ответ на угрозы жизни и здоровью сотрудников, занимающихся взаимодействием с должниками по телефону».

Видео

Фотогалерея