СЕРГЕЙ ШПЕТЕР: «В БЕСЕДЕ С ДОЛЖНИКОМ ВЗЫСКАТЕЛЮ ВАЖНО ПРОЙТИ ВСЕ СТАДИИ»
18.07.2018 11:41:00
Автор: Георгий Демидов
Источник: ИНМФО

СЕРГЕЙ ШПЕТЕР: «В БЕСЕДЕ С ДОЛЖНИКОМ ВЗЫСКАТЕЛЮ ВАЖНО ПРОЙТИ ВСЕ СТАДИИ»

- Как закон изменил жизнь коллекторов? С какими случаями вы стали сталкиваться после принятия 230-ФЗ, которых раньше не было в практике взыскания?

- 230 закон предъявил требование о включении юридического лица, которое занимается взысканием долгов, в реестр Федеральной службы судебных приставов (ФССП). И теперь мы сталкиваемся с тем, что заемщики очень хорошо научились в свою пользу интерпретировать положения этого закона. И им это удается – заемщики стали удачно использовать коллизии и лазейки по ряду статей закона, для которых нет однозначных трактовок. Например, закон так и не оговорил, что же является телефонным разговором должника и взыскателя, и какую смску мы считаем смской от взыскателя. Есть и другие непрописанные в законе места. Поэтому в нашей отрасли произошло определенное снижение контактности.

- К чему приводит снижение контактности должников?

- Мы вынуждены тратить больше ресурсов для того, чтобы лучше и дольше убеждать должников – тех, кто все же идет с нами на контакт. Но среди этой группы должников выросло количество тех, которые дают нам в телефонных беседах обещание заплатить. И именно этот рост позволил нам удержать показатели по взысканию на прежнем уровне. Но если смотреть на закон с точки зрения больших чисел, то количество нежелающих контактировать с взыскателями людей также выросло.

- Как вы намерены над этим работать?

Наша задача – с одной стороны – популяризировать нашу профессию, объяснить людям, чем мы занимаемся.

Или здесь и сейчас, на досудебной стадии, или уже после суда, когда и сумма вырастет, и часть судебных расходов также может быть отнесена на заемщика. С другой стороны – должники должны понять, что с нами надо разговаривать. Мы можем рассказать, как попросить рассрочку у банка и МФО, сделать реструктуризацию для того, что уменьшить сумму ежемесячного платежа. Потому что долговая нагрузка должна быть подъемна для заемщика и сопоставима с его ежемесячным доходом.

Вместе с тем, год жизни в рамках 230-го закона, дал нам понять, что уровень взыскания на судебной стадии в 3-4 раза выше, чем на досудебной стадии. Это если мы берем один и тот же портфель – одинаковой просрочки по срокам, одинакового качества, с одинаковой предварительной проработкой. Да, расходы на судебной стадии выше, но если говорить про уровень дохода нашего бизнеса от самого процесса взыскания, то сегодня привлекательнее выглядит именно судебное взыскание.

- С чем вы связываете такое положение дел?

- Должники, которые по всяким причинам уклонялись от уплаты, в суде уже прижаты к стенке. Есть судебный документ, выданный государственным органом, который говорит о том, что неизбежность настала. А с другой стороны – у должников есть имущество, и оно им дорого. И ради сохранности этого имущества они и вынуждены начать возвращать хоть какие-то деньги, произвести хотя бы минимальные выплаты. Ведь судебный пристав или описывает имущество, или накладывает арест на счета в банках, и начинает взыскание денег для погашения долга из зарплаты или пенсии, либо иных доходов. И должнику уйти в сторону уже не получается.

- Можно уточнить, что означают ваши слова о том, что закон нечетко прописал такие понятия как смс или телефонный звонок?

- Согласно закону, коллекторы ограничены в числе звонков должнику. За неделю мы можем позвонить ему всего 2 раза. Но что такое сам звонок – закон умолчал. Приведу пример. Я позвонил, человек снял трубку, я представился. И человек тут же звонок отбил, трубу бросил. Как мне считать – был контакт или нет? Ведь я даже не убедился в том, что на том конце провода именно тот человек, которому я и звонил. Человек меня не дослушал, я не сообщил, зачем я ему звоню. Или - другой пример. Человек меня выслушал. Но ничего не пояснил – ни почему он не платит долг, и не дал обещания заплатить. Считать ли это контактом? На наш взгляд – контакта не было.

- Какие изменения в закон вы можете предложить?

- Мы предлагаем создать логически целостное понятие звонка, разделив его на 3 или 4 части. Первая – представление сторон. Вторая – обсуждение предмета разговора. Третья – обещание заплатить – ну или отрицание долга. И вот когда все стадии беседы пройдены, завершены, это и можно считать содержательно состоявшимся разговором или звонком. А сколько сама беседа будет продолжаться – минуту, три или пять – это уже не так важно. Важно, что все этапы пройдены и формальности соблюдены. То есть беседа состоялась. Далее. Смски. Все же количество знаков в одной смске ограничено, как мобильным оператором, так и самой трубкой, которая есть у должника. Новая модель смартфона может принять длинное сообщение как единой целое. А вот кнопочный аппарат разбивает длинную смску на части. То есть когда оператор разбивает одно логически значимое сообщение на два или три сообщения – это уже формально является нарушением закона. С нашей стороны.

Хорошо, что по данным случаям уже начала формироваться положительная для нас судебная практика. Так, например, в апреле этого года Верховный суд дал надлежащую правовую оценку действиям профессиональных взыскателей, дважды отменив решения судов первой инстанции ХМАО в отношении жалоб должников на неправомерность направления трех СМС сообщений, содержащих логически законченное информационное сообщение, с перерывом в несколько секунд.

- Насколько я понимаю, есть еще большая проблема – коллектор позвонил, но на том конце провода ему говорят – я не тот человек, который вам нужен. Как быть в этой ситуации?

- Да, это так называемые звонки третьим лицам. Когда мы звоним по номеру телефона, который клиент оставил в компании или банке при заключении договора, вот сам своими руками внес в документ, а абонент на том конце провода говорит, что это не он заключал этот договор, то проверить – правду нам говорят, или вводят в заблуждение, по телефону невозможно. Можно задавать наводящие вопросы. Но мы опять, задавая эти вопросы, можем нарваться на то, о чем я говорил выше – клиент бросит трубку.

- Почему зачастую тот человек, которому вы звоните, оказывается не тем, кто взял кредит или заем?

- Потому что человек, беря кредит или заем, подписывает договор, в котором, в том числе указано, что при любом изменении своих контактных данных заемщик обязан уведомить об этом банк или МФО. Что же происходит на деле? Что человек бросает свой долг вместе с номером телефона, к которому этот долг привязан. То есть нам в работу попадают договоры со старыми номерами телефонов. И звоня по ним – не тем людям – мы опять же формально нарушаем закон.

- Чем такое нарушение закона чревато для компании – взыскателя?

- В этом случае компания находится под угрозой отзыва лицензии и прекращения деятельности. Поэтому мы сейчас просим законодателей дать нам права подтверждать контактные данные должников у организаций, располагающих этими знаниями. Что может быть проще – нам направить запрос телеком-оператору о том, принадлежит ли на данный момент данный номер мобильного телефона Василию Иванову или нет?

- А операторы сейчас ведь не обязаны отвечать на подобные вопросы?

- Не обязаны. Поэтому и не отвечают.

- Я правильно понимаю, что вы хотите инициировать внесение изменений в 230 закон?

- Да. И в сам закон и в пограничные ему законы и нормативные акты, в которых тоже много неясностей. Сейчас мы через саморегулируемые организации собираем мнения участников рынка. В этом сборе мнений участвуют помимо взыскателей банки и микрофинансовые организации. И далее мы планируем провести ряд встреч в формате круглого стола с нашим регулятором – Федеральной службой судебных приставов (ФССП), представителями других государственных органов, в чьей компетенции находится данный вопрос. Мы будем изгалать им нашу позицию и пытаться аргументированно объяснить необходимость инициировать внесение поправок через Госдуму в 230-ФЗ.

- Но ведь есть еще и законы-спутники 230 закона. Как быть с ними?

- Необходимо внесение поправок во множество законов. Например, в закон о защите персональных данных. И во многие другие. Это длительная сквозная работа всех СРО и госорганов. Но надеюсь, что в скором будущем мы сумеем внести ряд поправок.

- Не видите и вы такую проблему, о которой говорят многие МФО. Что в России очень помолодели банкроты. Что люди специально набирают долги, чтобы потом пройти процедуру банкротства и списать все задолженности?

- В массовом масштабе мы этого не видим. Но в целом возраст заемщиков очень сильно помолодел.

Беседовал Георгий Демидов

Видео

Фотогалерея