Борьба за приказное взыскание долгов вступила в финальную стадию

При судебном взыскании задолженности по кредитам и займам приказное производство — самый востребованный кредиторами инструмент. Это упрощенный (по сравнению с исковым) формат судебного разбирательства, без присутствия сторон, в два-три раза более дешевый и быстрый, чем исковое производство. Однако последние сем-восемь лет банки и коллекторы получали от судей все больше отказов в принятии заявлений и выдаче судебного приказа — и чаще всего необоснованно. 

Весной прошлого года НАПКА совместно с Агентством судебного взыскания провели круглый стол с участием кредиторов и взыскателей, на котором констатировали, что отрицательная судебная практика по приказному производству продолжает расти. При этом по всей стране она была очень неоднородной, каждый регион имел свои нюансы. Кредиторам было сложно готовиться к судебному процессу и прогнозировать его результаты. Очевидно, что требовалось вмешательство Верховного суда.


Вот только некоторые наиболее распространенные необоснованные причины для отказов в приказном производстве, которые использовались (и продолжают использоваться) судами.


Для банков:


  • специфика кредитных отношений;

  • требование не предусмотрено ст. 122 ГПК РФ;

  • нужны оригиналы документов;

  • сумма долга выше 50 тыс. рублей;

  • взысканы проценты, штрафные проценты или комиссии.


Для коллекторских агентств:


  • нарушена банковская тайна или раскрыты персональные данные;

  • договор цессии или условие о согласии — оспоримая сделка;

  • отсутствует признание долга должником.


В течение 2016 года мы провели несколько круглых столов, где предлагали объединить усилия кредиторов и через массовое обжалование определений мировых судей, через организацию конференций и круглых столов, через обращения от имени банковских и коллекторских ассоциаций к Верховному суду добиться внимания к этой проблематике. А как итог — получить постановление пленума ВС, устраняющее основные мотивы для отказов. Наше предложение «объявить войну» необоснованным отказам в приказном производстве совпало со значительными изменениями в ГПК РФ (вступали в силу с 1 июня 2016 года). По сути, они обязывали всех кредиторов по искам до 500 тыс. рублей идти в приказное производство, что еще больше поднимало актуальность проблемы.


Участники рынка тогда высказались разнонаправленно: от «поддержать инициативу» до «ничего не делать, чтобы не было хуже». Сошлись на том, что решили посмотреть, как сложится практика после вступления в силу изменений в ГПК РФ.


Между тем Верховный суд сам увидел необходимость усовершенствовать и упростить приказное производство, как в гражданском процессе, так и в арбитражном — судебная система заинтересована в снижении нагрузки за счет развития более упрощенного судопроизводства.


27 декабря 2016 года было принято постановление пленума Верховного суда РФ №62 «О некоторых вопросах применения судами положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Арбитражного процессуального кодекса РФ о приказном производстве» (далее — постановление).


Необходимо констатировать, что Верховным судом проделана огромная и качественная работа, действительно направленная на создание единообразной практики и устранение пробелов законодательства. Можно сказать, что постановление пропитано принципом разумности. В нем много важных положений, но я бы хотел выделить и прокомментировать те пункты, которые могут оказать наибольшее влияние на практику судебного взыскания задолженности по кредитам и займам и решить многие проблемы, связанные с необоснованными отказами в приказах.


Выбор вида производства


Многие кредиторы, столкнувшись с отрицательной практикой в приказном производстве, перевели все взыскание в исковое. Либо выбирали вид производства в зависимости от региона и перспективы получения судебного приказа в том или ином суде. Однако с внесением изменений в ГПК РФ, вступивших в силу 1 июля 2016 года, такая гибкость в выборе производства попала под угрозу возврата искового заявления, если судья сочтет, что требование должно быть предъявлено в рамках приказного производства. При этом в ГПК РФ нет однозначности относительно того, что обязательно должно быть проведено через приказное, а что нет.


В п. 1 постановления этот вопрос решен хорошо и четко: при взыскании денежных сумм до 500 тыс. рублей подлежит выдавать судебный приказ, и поданные исковые заявления до обращения в приказное производство подлежат возвращению.


Доказательства наличия задолженности


Много вопросов у мировых судей вызывают доказательства наличия задолженности, для взыскания которой необходимо выдать судебный приказ. Судьи предъявляют претензии к форме и полноте документа, к лицу, подписавшему или заверившему документ, к виду документа и т. д. К проблемным документам можно отнести: сам договор кредитования (займа), выписку с банковского счета, расчет задолженности, документы об оплате долга, платежное поручение об оплате госпошлины и т. д. В общем, не было единого мнения и подхода к доказательствам у мировых судей, и требовался какой-то очень простой выход.


В п. 3 постановления Верховный суд, на мой взгляд, предложил такую простую формулу: требования, рассматриваемые в порядке приказного производства, должны быть бесспорными. Бесспорными являются требования, подтвержденные письменными доказательствами, достоверность которых не вызывает сомнений, а также признаваемые должником.

То есть фактически для кредиторов сформулированы всего два критерия оценки бесспорности доказательства: письменность и отсутствие сомнений в достоверности документа. В целом все кредиторы подают в судебный участок пакет письменных доказательств. Остается вопрос сомнений в их достоверности, но раньше судьи редко ссылались именно на это фактор. Получается, что если мировой судья не принимает какое-то из доказательств, он должен расписать свои сомнения в его достоверности. Что, в свою очередь, легко проверяется вышестоящей инстанцией.


Таким образом, Верховный суд однозначно дает понять мировым судьям, что фактически вопрос наличия задолженности «лежит на совести» взыскателя, если его документы не вызвали обоснованных сомнений в подлинности. С другой стороны, защита должника от необоснованных требований тоже дело рук самого должника, для этого есть мощный инструмент — возражения, которые должник может направить, легко отменив решение в приказе. Значит, судьям не следует пускаться в глубокое исследование доказательств и заниматься самим защитой интересов должника, так как вынесение судебного приказа — это лишь доисковой, можно сказать претензионный, порядок урегулирования спора (косвенно об этом в п. 7 постановления).


Состав требований «расчетный»


Часто суд сталкивается с необходимостью перепроверить правильность расчета и не может этого выполнить


Спор о праве в требованиях, полученных расчетным путем,— самая распространенная причина отказа в принятии заявления о выдаче приказа. Этот вид отказов обычно обосновывается тем, что если какая-либо составляющая в требовании (основной долг, проценты за пользование, санкции, комиссии) была получена расчетным путем, то это само по себе говорит о наличии спора о праве, а значит дело не подлежит приказному производству. Многие кредиторы последние три-четыре года просто исключали в приказном производстве из требований проценты, неустойки и комиссии, чтобы не получить отказ и вернуть хотя бы тело долга.


Понять судью тоже можно. Часто суд сталкивается с необходимостью перепроверить правильность расчета и не может этого выполнить, либо получает иные конечные суммы пеней и процентов, чем просит взыскать заявитель. Некоторые договоры могут иметь сложно проверяемый и трудоемкий расчет (когда были частичные погашения; когда в договоре очередность погашения требований перед кредитором отличается от очередности, указанной в ст. 319 ГК РФ). Конечно, иногда суд пересчет выполнить не может и не берет на себя ответственность довериться расчету заявителя. Но мы никогда не могли согласиться с мнением некоторых судей, что суммы, не указанные прямо в договоре, в принципе не могут быть взысканы в приказном производстве.


В соответствии с постановлением пленума ВС №62, по данному основанию (если оно единственное) отказать в выдаче судебного приказа нельзя. В п. 5 постановления прямо указывается, что в состав требований, по которым выдается приказ, входят не только основной долг, но и неустойки, проценты за пользование и т. п. Притом суммы процентов и неустоек ВС РФ прямо относит к суммам, возникшим (и, соответственно, рассчитанным) из договора. Это означает, что необходимость посмотреть и проверить расчет с помощью элементарных математических операций не является основанием для отказа в выдаче приказа.


С другой стороны, Верховный суд прямо не сказал, что расчетный метод не является сам по себе спором о праве, только системное толкование постановления позволяет сделать такой вывод. Остается надеяться, что мировые судьи правильно поймут позицию вышестоящего суда и прекратят плодить необоснованные отказы.


Требования основаны не на одной сделке


В последние два года начала распространяться практика, когда мировые судьи при наличии нескольких договоров по одному обязательству не считали возможным рассматривать их в рамках приказного производства. Основанием к отказу были два мотива: а) в нарушение ст. 122 ГПК РФ требование основано не на одной сделке, совершенной в простой письменной форме, а на нескольких; б) при рассмотрении заявления о выдаче судебного приказа могут быть нарушены права и интересы третьей стороны. В проблемную категорию попадали договоры поручительства и договоры уступки прав требования.

 

Верховый суд РФ в п. 6 постановления фактически дал общее правило, что если требования в заявлении основаны на одном обязательстве, где должники солидарны (вне зависимости, сколько документов оформлено и сколько сторон в этих обязательствах), то они подлежат рассмотрению в приказном производстве и в рамках одного заявления.


Так как сам по себе договор цессии не меняет первичного обязательства, а только меняет сторону этого обязательства, то требования, основанные на кредитном договоре и договоре цессии, не могут быть основанием для отказа в принятии заявления.


К заявленным требованиям по неустойке подлежит применение 333 ГК РФ


Было много определений мировых судей, где говорилось, что проценты и штрафы — это мера ответственности, для которой есть 333 ГК РФ, и поэтому в приказном производстве разрешить вопрос нельзя, необходимо заявлять иск.


В п. 25 постановления Верховный суд РФ очень правильно и однозначно указал, что при рассмотрении заявления о выдаче судебного приказа суд не вправе уменьшить сумму неустойки на основании  ст. 333 ГК. Но должник вправе ссылаться на наличие оснований для снижения суммы неустойки (штрафа, пени) в возражениях относительно исполнения судебного приказа, который в этом случае подлежит отмене мировым судьей.


Таким образом, мировой судья не вправе принимать предварительное решение о применении ст. 333 ГК РФ и отказывать в принятии заявления о выдаче судебного приказа, так как только должник может перевести рассмотрение в исковое производство своим возражением по данному поводу.


Пропущен срок исковой давности


Так же, как с предыдущим пунктом, суды часто сами применяли истечение срока исковой давности как мотив к спору о праве и отказывали в принятии заявления. Даже после выхода постановления судьи считают пропуск срока исковой давности препятствием к рассмотрению заявления в приказном производстве.


В том же п. 25 постановления пленума ВС есть прямое указание, что истечение сроков исковой давности по заявленному гражданско-правовому требованию не является препятствием для вынесения судебного приказа. Должник вправе ссылаться на истечение срока исковой давности в возражениях относительно исполнения судебного приказа, который в этом случае подлежит отмене мировым судьей.


Будем надеется, что в ближайшее время судебная практика воспримет это указание, и эта причина для отказов уйдет в историю. Задача юристов кредиторов — обжаловать такие определения.


Кредитные отношения имеют специфику и подлежат рассмотрению в исковом производстве 


Этот очень распространенный мотив отказа состоит в том, что судьи признают кредитные или займовые отношения сложными, а потому подлежащими рассмотрению только в рамках искового производства.

 

Пленум ВС РФ №62 очевидно против такого подхода. Например, см. п. 5, 6, 25 постановления. В п. 6, к примеру, ВС разбирает случай, когда требование заявлено одновременно к заемщику по кредитному договору и поручителю. Если все кредитные договоры сложные и выпадают из круга обязательств, по которым принуждать к исполнению можно через выдачу приказа, то зачем в таком случае ВС несколько раз указывает на возможность их рассмотрения в приказном производстве? Кредиторам по таким отказам необходимо придерживаться более жесткой позиции и обжаловать эти определения как необоснованные и противоречащие рассматриваемому постановлению.